Требуется администратор

Воспоминания о детстве в поселке Северный (часть третья)

27 января 2011 - НоТаМи

      В то время, когда мой словарный запас состоял всего из двух слов, «мама» и «папа», меня уже приобщали к киноискусству. Мне рассказывали, что когда-то «крутили» на улице бесплатное кино, по ту сторону поселка Северный у ДОКа, за железной дорогой, у небольшого прудика, на котором вся поселковая ребятня каталась на самодельных плотах. На деревьях натягивали экран из простыни, в поселок Северный приезжала машина с киномехаником, и каждый приходил со своим стулом или лавкой для всей семьи. Меня, ещё малышку, брали с собой. В тот вечер в поселок Северный привезли индийский фильм «Дети Ганга». Я сидела очень спокойно и внимательно созерцала происходящие на экране индийские страсти. Когда кино закончилось, и зрители, подхватив свои стулья, стали расходиться по домам в поселке Северный, я, к всеобщему удивлению, закричала: «Ганга!», видимо требуя повтора. Когда все вернулись домой, папа решил продемонстрировать моё достижение. «Танюшка, а ну-ка скажи, какое кино мы смотрели?» - хитро спросил он. Я опять громко и четко произнесла: «Ганга!». Потом все уже знали, что если я кричу: «Ганга!», значит – хочу в кино.

Сейчас наши дома в поселке Северный напичканы разной бытовой техникой и электроникой, маленькие дети моментом схватывают принцип их работы, в отличие от взрослых, долго соображающих, на какую кнопку надо нажать, чтобы что-то включить. Это признаки новой эпохи. В распоряжении сегодняшних детей поселка Северный чего только нет: игровые приставки, электронные музыкальные инструменты, цифровые фотоаппараты и кинокамеры, сотовые телефоны с встроенной кинокамерой, компьютеры и домашние кинотеатры с лазерными дисками и многое, многое другое, чего нам и не снилось. Наверное, так и должно быть, ведь от прогресса никуда не деться. Но во всем этом есть такой огромный подводный камень, который многие видят, но сдвинуть его с места, то есть, изменить, не могут. Дело в том, что если плодами такого прогресса пользуется взрослый человек, то это помогает ему более эффективно работать, учиться и отдыхать. Но если, тоже самое попадает в руки ребенка, без должного присмотра взрослых, то в их руках это становится просто игрушкой, с которой ребенок остается один на один, хотя детям жизненно необходимо для их гармоничного развития общение с друзьями, с родителями, с живой природой. Современный ребенок, к сожалению, со сверстниками сегодня общается больше по «чату» или Интернету, с родителями - по телефону, а живую природу иногда созерцает по телевидению. А я опять вспоминаю наше детство.                                             
 
 Каждое воскресенье в поселке Северный, а в каникулы намного чаще, ровно в 12.00 в ДК «Северный» яблоку негде было упасть. На детских сеансах в ДК «Северный» зал набивался детворой до отказа, даже балконы были заняты. Но туда допускались либо старшеклассники, либо дети, которые пришли с родителями. Билеты стоили по 10 копеек и были они без указания мест, поэтому каждый садился, где пожелает, или точнее, куда успеет. Нередко в проходах ставились стулья. На интересный фильм, а неинтересных тогда просто не показывали, народу приходило намного больше, чем было продано билетов. И дело здесь не в «зайцах» или каких-либо недочетах кассира, а в том, что малыши проходили бесплатно, поэтому, в зависимости от «щуплости» зрителей, на одно место могли сесть два, а иногда и три ребенка. А если кто-нибудь из старших братьев или сестер еще возьмет младших на руки, то можно представить, сколько было детей на одном сеансе. Практически всё детское население посёлка Северного. Но самое интересное было перед сеансом, на улице. Собирались мы около клуба ДК «Северный» часа за два до начала сеанса, независимо от погоды. Сначала все «обелечивались» в кассе, которая находилась со стороны детского сада в поселке Северный. К кассе вела огромная, красивая лестница, которую при ремонте ДК «Северный» снесли, и без неё, на мой взгляд, здание как будто осиротело.
    На этой лестнице и в небольшом помещении кассы мы не просто стояли в очереди, крепко зажав в кулаке свой «гривенник», но и обсуждали разные насущные вопросы: прочитанные книги, просмотренные фильмы, какие-то школьные и жизненные проблемы. И общение это было настолько непринуждённое и естественное, что даже те, кто не был раньше знаком, тут же находили общий язык, независимо от возраста. Оставшееся до начала сеанса время мы тоже проводили очень весело: летом «классики» и скакалки, зимой играли в снежки или лазали по сугробам.
 
    На всю жизнь запомнила случай, который произошел со мной зимой перед сеансом. Получив от мамы положенные мне по возрасту 10 копеек, я с Таней Евсеевой отправилась в кино на фильм-сказку «Каменный цветок». А тогда зимы были такие, что дороги в поселке Северном чистились бульдозером, который нагребал высокие кучи снега, метра три высотой, что с них можно было кататься на санках, как с горы. Но в кино ведь с санками не пойдешь. Вот мы и катались, кто на чём: кто на картонке, а кто на заду, протирая пальто. Помню, что на мне были красные шаровары с начесом, которые одевались поверх валенок, чтобы в них не попадал снег, и сиреневое пальто, сшитое мамой. Само пальто было теплое, на ватине, а вот ткань такая же, с начесом, и мягкая, как шаровары. Купив билет, я положила его в карман, и мы с Таней, как и все пришедшие на фильм дети, полезли на снежную гору, которая образовалась напротив выхода из клуба, как раз там, где сейчас растут четыре высокие лиственницы. Мы накатались от души, пальто мокрое, шаровары все в снегу, ворс превратился в сосульки. И в таком виде я предстала перед билетёршей. Опустила руку в мокрый карман, а билета нет. Я стала шарить в обоих карманах, но билета не нашла. Мы с Таней вернулись на горку, а там, словно стадо слонов прошло. Таня предположила, что у меня в кармане дырка, и решила сама убедиться в этом, но не обнаружила там ни дырок, ни билета, только мокрые варежки. Мне было так обидно: вот-вот начнется кино, а меня не пустят. Я, конечно, разревелась. «Ну, что ревёшь? Билет потеряла? Ладно уж, беги, растеряша»- услышала я. Фильм был очень интересным, цветным, запомнила его до мельчайших подробностей. Но самое необыкновенное случилось на другой день, когда я надела высушенное у печки пальто. Засунув руку в карман, я вдруг почувствовала там что-то шершавое. Вывернув его, увидела свой злополучный билет, который из синего превратился в бело-голубой. Оказывается, он удачно вписался в форму кармана и в мокром виде просто приклеился к подкладке.
На детские сеансы посёлке Северном зрителей впускали там, где находится выход. В назначенное время торжественно открывались сразу три двери, и каждый кидался к той, где хотел занять места для себя и для друзей. Маленькие, как правило, бежали к первой двери, а те, кто постарше, к третьей, на 16-й и 17-й ряд, прямо под балконом. На дверях стояли билетёрши, которые надрывали нам билеты и с трудом выдерживали натиск этого разношерстного, раскрасневшегося от мороза, с ног до головы вываленного в снегу отряда детворы, если это было зимой.
Мы рассядемся, снимем свою мокрую верхнюю одежду, а ту, что посуше, свернём и положим себе под зад, чтобы было лучше видно. Потом притихнем, в ожидании чуда. Наконец двери закрывались, задергивались красные плюшевые шторы, и… ме-е-е-едленно гас свет.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1084 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!