Требуется администратор

Раннее детство в поселке Северный. Песни из прошлого…

24 февраля 2011 - НоТаМи
Вспоминая жизнь в бараке в поселке Северный, я часто применяю слова «приблизительно там, где…» и «примерно, где…», потому что от той жизни остались одни ориентиры и немного фотографий, а всё остальное - только в памяти. Но от памяти никуда не деться, потому что каждый день что-нибудь, да напомнит о том времени: и люди, которых знаешь всю жизнь, и тот клочок земли в поселке Северный, где начиналась моя жизнь, и по которому я теперь постоянно хожу то в магазин, то в сбербанк в районе Северный.
Даже песни тех лет мысленно возвращают туда, куда физически вернуться невозможно. Как только зазвучит где-нибудь до боли знакомая мелодия, так возвращается не только настроение из далекого детства, но иногда даже и запахи. Это могли быть запахи маминых пирогов к празднику. Или запах новогодней ёлки. Запах весны и капели, или запах разноцветных астр и флоксов, которые мы дарили учителям в первый осенний и первый учебный день. Те песни пели все, от мала до велика, подпевая известным певцам, голоса которых рвались из радиоприемников. Вместе с Людмилой Зыкиной пели: «Из далека, долго, течет река Волга…». С Олегом Анофриевым: о том, что «друг всегда уступить готов место в шлюпке, и круг». С молодым Иосифом Кобзоном – «А у нас во дворе». «Солнечный круг», «Я люблю тебя, жизнь», «Куба – любовь моя», «Мальчишки», «По Ангаре», песня о девчонке – бирюсинке и про то как «валят лесорубы там ангарскую сосну» и много, много других замечательных песен, мелодии которых пелись и насвистывались в каждом доме, а слова помнятся до сих пор.
     Запомнился один эпизод из той жизни. Я сидела дома и рисовала, слышимость через дощатые стены барака в поселке Северный уникальная. Хлопает входная дверь барака и по длинному коридору идет Юрка Воробьев и поет во всё горло: «Лётчик над тайгою точный путь найдёт, прямо на поляну посадит самолёт…» Прошел. Тихо. Я только склонила голову над рисунком, решив продолжить, слышу, идет Наташка Воробьёва и тоже поёт: «Будем жить в посёлке мы пока что не богато, чтобы все богатства взять из-под земли…» – хлопнула дверью. Ушла. Бежит Ольга Воробьёва, чуть старше меня и туда же: «Под крылом самолета о чем-то поёт зеленое море тайги…». Дверь хлопнула. Ушла. Опять тишина. Я уж было сосредоточилась на рисунке, а дверь опять хлопает, и я себе загадываю, кто сейчас будет петь: Ольга, Юрка или Наташка. Не угадала. Это Генка Воробьёв, самый старший. Он не пел, он свистел эту же песню про геологов. 
За годы жизни в поселке Северный наша семья несколько раз по разным причинам предпринимала попытки переехать в другой район Москвы. Но, что самое интересное, когда, казалось бы всё было решено, в самый последний момент ситуация складывалась каким-то замысловатым образом, и наша идея уехать с Северного района разваливалась, как карточный домик. Когда я пытаюсь осмыслить это, то в голову сразу лезут слова из одной очень душевной песни: «…отпустить меня не хочет Родина моя», и я принимаю такое положение вещей, как данность. При этом задаю себе вопрос: «А может я еще здесь на что-нибудь сгожусь?»
За первые 25 лет своей жизни я сменила шесть адресов, и всё в границах посёлка Северный: ДОК, барак 5; ВОХР, дом 2; 9-я линия, дом 7, 9-я линия, дом 11; 1-я линия, дом 31(та же ВОХРА,2); 9-я линия, дом 13. Думаю, что сегодняшнее место жительства, в четверть века длиной, тоже не последнее. Дети выросли, так что квартирный вопрос решать всё равно придётся. А как уж сложится в следующий раз, не знаю.
Когда я начинала эти воспоминания, ВОХРа была ещё «жива». И я писала тогда: « При желании я могла бы сходить на ВОХРу, подняться на третий этаж и навестить то место, где прошло моё сознательное детство, и, развернувшись на 180 градусов, там же, упереться в дверь другой квартиры, где начиналась моя семейная жизнь». Но история бежит впереди нас, и дома моего детства уже нет. Осталась только память.
    Проходя мимо дома №7 по 9-й линии теперь уже районе Северный, мой взгляд машинально останавливается на окне моей комнаты, где я когда-то готовилась к выпускным экзаменам, потом учеба и начало любимой работы. А из окон сегодняшней квартиры в районе Северный прекрасно видны окна дома № 11, где прожиты лучшие годы молодости.
     Всё тут, на одном «пятачке», и ехать никуда не надо. В этих местах тоже есть о чём вспомнить, но всё это ведь можно и увидеть, и потрогать. ВОХРы нет больше года, а адреса: ДОК, барак 5, комната 26, уже не существует более сорока лет. И от этого становится ужасно тоскливо, как будто потеряно что-то очень важное в жизни, нет тех отношений между людьми, да и самих людей многих уже нет на этом свете. И ком подступает к горлу, когда слышишь песню «Городок» из одноименной телепередачи в исполнении Анжелики Варум:
 
Ах, как хочется вернуться,
Ах, как хочется ворваться
В городок.
На нашу улицу в три дома,
Где всё просто и знакомо,
На денёк.
Где без спроса ходят в гости,
Нет ни зависти, ни злости.
В милый дом.
Где рождения справляют,
И навеки провожают
Всем двором…
 
       Уверена, что подобное настроение охватывает всех, кто жил в то время, потому что эта песня о нас. Мы тоскуем по утраченным чувствам и бескорыстным поступкам тех лет, потому так и хочется туда вернуться, кому-то в детство, кому-то в молодость. Умом понимаешь, что это невозможно, а вот сердце этого понять никак не хочет. Может быть, наши воспоминания немножко сгладят эту тоску. И может нам удастся таким образом убедить нашу молодёжь, что настоящая радость - это не бутылка «Клинского» в руках, сигарета во рту, и бравада перед сверстниками нецензурной речью, мол, кто «круче». Настоящая радость и счастье – это то, от чего по утрам не болит голова, ввиду выпитого и выкуренного, и не бывает стыдно за вчерашний день. И то, что можно без колебаний совести брать с собой в будущее и рассказывать своим детям. Настоящей радостью всегда хочется делиться с другими. Вот и мне очень хочется верить в то, что эти воспоминания принесут кому-нибудь радость, пусть даже взгрустнется и всплакнется, потому что грусть эта светлая, а слёзы – чистые.
 
В 1964 году наша семья   получила двухкомнатную квартиру на ВОХРе, площадью 33,8 кв.м. на шестерых человек, о чём и свидетельствует ордер, тоже бережно сохраненный папой.
 
Родители надеялись, что нам дадут трехкомнатную квартиру в пятиэтажке в поселке Северный, но и нам и Воробьевым дали жильё на ВОХРе, правда, теперь в разных домах. А если учесть, что там всего и было два дома, то мы всё равно оставались соседями. Сначала все расстроились, потому что это так далеко и от школы, и от автобусной остановки, но со временем плюсы «хуторской» жизни стали преобладать над минусами, потому что сейчас о той жизни я могу рассказать так много интересного.
 
Но это уже другая история...
И другие песни…    
Рейтинг: 0 Голосов: 0 2108 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!