Требуется администратор

Поселок Северный жизнь на ВОХРе наши песни

23 мая 2011 - НоТаМи
Песни, которые пелись в 60-х годах не только в поселке Северный, действительно были замечательными. Я не собираюсь оспаривать вкусы сегодняшней молодёжи и не хочу, как древняя старушка, охать и ахать: «А вот в годы нашей молодости…» Просто, я думаю, что если те песни, которые мы пели сорок лет назад в поселке Северный, с удовольствием сейчас поёт современная молодежь, то это что-то, да значит.
А вспомнится ли большинство нынешних песен, за исключением небольшого количества действительно достойных, даже лет через десять? Но осуждать это не берусь, потому что у каждой эпохи свои песни. Наши родители тоже не принимали, например, Владимира Высоцкого. Помню, мама, любительница народных и лирических советских песен, крикнет в сердцах моему брату Сашке, когда тот ставил его пластинку: «Господи-и-и-! Опять своего хрипатого включил!!!» Но, не смотря на непонимание взрослых, голосом Высоцкого старался петь каждый уважающий себя пацан. У того, кто был постарше, иногда получалось что-то похожее. Но так смешно было слушать мальчишек-подростков, у которых при пении голос срывался, как у деревенских петухов, прокукарекавших всё утро. Но все, и мальчишки, и девчонки, обязательно переписывали друг у друга его песни. У меня сохранилось несколько песенников тех лет, которые уже изрядно пообтрепались и стали претендовать на звание раритета. В них есть и песни Высоцкого из кинофильма «Вертикаль». А «Песня о друге» являлась тогда критерием настоящей дружбы. Многие песни мы переписывали с пластинок, постоянно останавливая их для того, чтобы успеть записать то, что запомнилось. Часто ошибались, и писали, что послышалось. Потом эта ошибка кочевала из песенника в песенник, и все пели именно так, как кто-то когда-то услышал. Такой своеобразный народный фольклор.
Муслим Магомаев, Лев Барашков, не стареющий и, до сих пор поющий, Иосиф Кобзон, Эдита Пьеха, Майя Кристалинская, Гелена Великанова, Тамара Миансарова – это лишь небольшой перечень артистов, пластинки с песнями которых выпускались огромными тиражами, и имелись в каждом доме. А как пел Валерий Ободзинский!!! Уверена, те, кто слышал его, не будут со мной спорить.
Радиоприемники, радиолы, проигрыватели, переносные транзисторы всё чаще и чаще стали появляться в каждом доме в поселке Северный. В современный на то время интерьер гармонично вписывался радиоприемник с проигрывателем, как сейчас говорят, «два в одном». Стоит такой деревянный полированный ящик на длинных ножках: внутри радио, которое ловит не только все радиостанции Советского Союза, но и «вражеские голоса», которые часто вещали о том, чего строителям коммунизма знать не разрешалось, а сверху, под крышкой – проигрыватель. Но самым писком моды был магнитофон. И тот, кто имел это чудо техники, считался, как теперь говорит молодежь, «крутым». Нам, конечно, такая дорогая и дефицитная вещь была не по карману, но у кого-то из Сашкиных друзей он был, и мальчишки таскали его из дома в дом. Магнитофон представлял собой чемодан с ручкой, внутри которого располагались две огромные бабины с плёнкой и проводами с микрофоном. Ребята записывали, а потом слушали и разучивали на гитаре разные песни того времени, а потом опять записывали их, но уже в своём исполнении. Помню тот день, когда я впервые «познакомилась» с магнитофоном.  
      Однажды, придя домой, я застала брата с шумной компанией друзей. Они бурно что-то обсуждали, нажимали на разные кнопки магнитофона, туда-сюда прокручивали пленку, хохотали. Чтобы им не мешать, я ушла на кухню. Вдруг слышу Сашкин голос: «Тань, принеси яблочки!». Я намыла целое блюдо яблок и отнесла им. Не прошло и несколько минут, как опять: «Тань, принеси яблочки!» «Вы что, их не жуя, глотаете?» - сказала им я, зайдя в комнату с ещё одной тарелкой яблок. Мальчишки удивленно уставились на меня, а потом все хором захохотали. Я не поняла юмора, пожала плечами и ушла. Не успела я дойти до кухни, снова Сашкина просьба: «Тань, принеси яблочки!» Я тут же вернулась в комнату, открыла дверь и слышу знакомую фразу: «Вы что, их не жуя, глотаете?» Но голос мне был совершенно незнаком. Мальчишки меня не заметили и продолжали издеваться надо мной и магнитофоном. И только тогда я поняла, что это был мой собственный голос, который ужасно мне не понравился. Было так странно слушать себя. Я долго стояла в узком проходе коридора, поставив руки в боки, хитро прищурив глаза, пока кто-то из них меня не заметил. «Яблочки вам нужны? А это что?» - с негодованием показала я на два блюда с яблоками. Они, как по команде, схватили по яблоку, и стали дружно жевать, чуть не давясь от хохота. Зато потом Сашка дал мне в руки микрофон, и я могла говорить, что угодно, петь и слушать свой голос. И удивляться, удивляться, удивляться …
       Сейчас техника дошла до того, что магнитофон умещается на человеческой ладони. Всунул проводки в уши, и слушай музыку, изучай языки где тебе угодно: хоть дома, хоть на улице, хоть в транспорте. Только вот никто сейчас этому не удивляется, даже маленькие дети.
       А ещё я помню, как мы постигали азы мультипликации. Возьмешь какую-нибудь толстую книжку или тетрадку, и внизу, на углу страницы, начинаешь рисовать человечков. На первой страничке – руки у него внизу, на второй – чуть повыше, на третьей – на уровне плеч, на четвертой – над головой, а потом в обратном порядке. Нарисуешь так несколько десятков страниц и начинаешь быстро листать: человечек делает зарядку. Какова же была наша радость, когда в поселковый магазин «Культтовары» завезли новую игрушку. Нам было уже более десяти лет, а мы восхищались ею, как малыши. В черный пластмассовый барабан с узкими прорезями, который свободно крутился на ручке, вставлялись различные картинки: девочка, прыгающая через скакалку; акробат, делающий сальто; жонглёр, подбрасывающий мячики; медведь, едущий на велосипеде и т. д. Раскручиваешь барабан, смотришь в прорезь и картинки оживают, как в мультфильме. Потом мы рисовали свои картинки, вставляли их в барабан и ощущали себя мультипликаторами.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Опрос

Что улучшит транспортную инфраструктуру в районе Северный?