Требуется администратор

Квартиры в поселке Северный на ВОХРе

5 мая 2011 - НоТаМи

      Наш подъезд находился в самом основании буквы «Т», и, выбегая из него, сразу оказываешься в настоящем лесу. Квартира в поселке Северный, которую мы получили, находилась на третьем этаже и была «со странностями». В большой угловой комнате было три огромных окна, которые мыть было всегда большой проблемой. В этой же комнате, по обе стороны входной двери, находились два встроенных в стену шкафа: один обычный, в нём мы хранили банки с соленьями-вареньями, а другой, как кладовка, глубиной метра два, туда убирались на день подушки и одеяла.

       Вторая комната в квартире в поселке Северный была намного меньше, но там была такая же огромная кладовка, что хоть кровать ставь. Сегодня мечта любой хозяйки – это большая кухня в квартире в поселке Северный. Вот такой кухня у нас и была, около 15 квадратных метров. Это сейчас из такой кухни можно сделать прекрасную гостиную, а тогда и мебели никакой не было, хоть пляши. Но самое интересное было в другом. Все квартиры в поселке Северный на третьих этажах нашего дома имели балконы, редкая роскошь на то время. В нашей квартире в поселке Северный он тоже был, да вот выйти на него можно было только через окно. Строители поделили балкон по братски: соседям за стеной – дверь, нам – окно. Очень интересное архитектурное решение. Так мы и лазали на балкон через кухонное окно все семь лет.
        Заселились мы летом, так как барак, в котором мы жили, шел под слом, хотя ордер на квартиру нам выдали только в октябре. Газа, а значит и горячей воды, первые месяцы не было. Но зато холодная вода сама текла из крана. Какое счастье, что не надо на колонку с вёдрами ходить!        
       Помню, как мы чуть не подожгли новую квартиру в поселке Северный. К нам на лето приехали двоюродные брат Андрей и сестра Надя. На шатком самодельном столике стояла электроплитка, на которой мы, в отсутствии газа, варили обед, кипятили чайник. Взрослых никого не было, мы были втроём. Андрей - мне ровесник, а Надя на два года нас моложе. Андрюшка очень любил нас смешить. А смешил он так, что от одного его смеха не захочешь, а рассмеёшься. В общем, Андрюшка начал анекдот рассказывать. Мы, естественно, хохотать. Хохотали так, что Надюха, дрыгая от хохота ногами, задела ножку стола, который стал заваливаться на бок. А на плите компот варится. Кастрюля и электроплитка, прямо горящим кругом вниз, опрокинулись на пол. Наде кипятком обожгло ногу, она кричит от боли, а мы стоим и смотрим на дымок, выходящий из-под плитки, как прогорает деревянный пол.  Тут вбегает старшая сестра Люся. Она быстро отключила плитку, залила пол водой, потом его отмыла и, вдобавок, ещё и наорала на нас. Вечером досталось нам и от родителей. На полу образовался выжженный полукруг, который долго, пока его не закрасили, напоминал нам о нашей неосторожности. Даже страшно представить, что бы было, если бы мы устроили пожар в квартире, на которую ещё даже ордер не был получен. Недавно общалась со своей двоюродной сестрой Надей по телефону, и стали вспоминать эту историю. Оказывается, что она до сих пор помнит, как ей было больно и обидно, когда вместо того, чтобы пожалеть, Люська её еще и отругала. Бедный ребёнок! 45 лет прошло, а она всё помнит.
         Да, веселое было первое вохровское лето в поселке Северный! Темнело поздно, так что мы домой возвращались почти в полночь. В двух домах было столько детей, что можно было подумать, будто там, на ВОХРе в поселке Северный, расположился пионерский лагерь. Потом там действительно будет пионерский лагерь дневного пребывания, и жизнь станет ещё интереснее. Но об этом чуть позже.
        По вечерам на поляне разводили костер, пекли картошку, старшие пели песни под гитару и мы вместе с ними. Нельзя словами описать то чувство, которое испытываешь, сидя у летнего костра. На улице теплынь, цикады стрекочут, искры от костра летят в кромешную темноту, а в той темноте отсвечиваются контуры леса. Стоило только отойти от костра на несколько метров и поднять голову, так над тобой – небосвод с миллионами звёзд и огромной луной. Родители из окон видели нас, мы с улицы видели свет своих домов и все были спокойны. Больше всего я любила загасающий костёр, когда палкой разгребешь угольки, смотришь на них сверху и представляешь, будто летишь высоко над землей, а под тобой огни огромного города. Если сейчас спросить наших ровесников, что им больше всего запомнилось в пионерском лагере, то, уверена, большинство ответит: «Песни у пионерского костра». Его зажигали в начале и в конце смены. Я не была в пионерском лагере, кроме того, который был в нашем же доме. Поэтому, практически ежедневные костры, песни и печеная на углях картошка на протяжении многих лет, тем более не забудутся никогда.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1564 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Опрос

Что улучшит транспортную инфраструктуру в районе Северный?